Горение духа

Игумен Харитон (Дунаев)

157. Ст. 19. "Духа не угашайте..." Обычно живет человек в беспечности и нерадении о Богослужении и спасении. Зовущая ко спасению благодать пробуждает спящего грешника; он, внявши сему зову с чувством покаяния, восходит до решимости посвятить прочую жизнь свою на дела Богоугодные и тем содевать свое спасение; это решение обнаруживается ревностью, которая становится мощною, когда сочетавается с нею Божественная благодать, посредством Божественных таинств. С сей минуты христианин начинает духом гореть, то есть неослабно ревновать об исполнении всего, на что совесть указывает ему, как на волю Божию. Сие горение духа можно поддерживать и усиливать, можно и погасить. Возгревается он паче всего делами любви к Богу и ближним, составляющей существо сего духа, верностью вообще всем заповедям Божиим с покоем совести, безжалостными к себе подвигами душевно-телесными, молитвою и Богомыслием. Погашается отклонением внимания от Бога и дел Божиих, неумеренным озабочением себя делами житейскими, поблажками чувственным удовольствиям, плотоугодием в похоти, пристрастиями. Погасни сей дух, погаснет и жизнь христианская ... Св. Златоуст пространно рассуждает о сем горении духа. Приводим кратко его слова: "Какая-то густая мгла, и мрак, и облак разлиты над всею землею. Указывая на это, Апостол говорил: "бесте иногда тьма" (Ефесеям 3:8). Нас окружает ночь, так сказать, безлунная и мы среди этой ночи ходим. Бог же дал нам ясную лампаду, возжегши в душах наших благодать Св. Духа. Но приняв сей свет, одни сделали его более ярким и ясным, как например Павел, как Петр, как все святые; а другие погасили, как пять дев, как те, которые потерпели кораблекрушение в вере, как Коринфский блудник, как отпавшие Галаты. Посему Павел говорит теперь: Духа не угашайте, т.е. дара, потому что так обыкновенно называет он дар Святого Духа. Погашает же его нечистая жизнь. Ибо подобно тому, как, когда кто-либо нальет воды, или бросит землю на свет в светильник, или даже ничего такого не делая, когда только выльет из него масло, - потухает свет, так потухает и дар благодати. Если ты привнес земное, если ты предался заботам о текущих делах, то ты уже погасил дух.

- Погасает пламень и тогда, когда недостает елея, именно когда не творим милостыни. Так как он сам пришел к тебе по милости Божией, то, когда не находит в тебе сего плода, отлетает от тебя. Ибо он не пребывает в душе немилостивой.

- Итак, не будем угашать его. Всякое злое дело погашает сей свет: и злоречие, и обиды, и все подобное. Как бывает с огнем, - что все чуждое ему уничтожает его и все сродное с ним усиливается, так бывает и с этим светом". Так обнаруживается общехристианский благодатный дух, за покаяние и веру нисходящий в душу каждого в таинстве крещения или возвращаемый в таинстве покаяния. Огнь ревности составляет существо его. Но направления он может принимать разные, смотря по лицам. У иного он весь обращается на самоисправление в строгих подвигах, у иного преимущественно на дела любви, у иного - на благоустроение христианского общества, у иного на распространение Евангельского учения проповедью, как например, в Аполлосе, который, горя духом, глаголаше и учаше известно яже о Господе (Деян. 18:25). Во всех сих направлениях не угашать духа, значит не подавлять его требований, внушений и устремлений, а благоразумно удовлетворять им, обращая все во славу Божию, во спасение свое и братий о Господе.

158. Ст. 12. "Упованием радующеся, скорби терпяще, в молитвах пребывающе".

Вот признаки горения духа! "Кто горит духом, тот усердно работает Владыке, ожидает наслаждения уповаемыми благами и преодолевает встречающиеся искушения, приражениям их противопоставляя терпение, и непрестанно призывая на помощь Божественную благодать" (Бл. Феод.) "Все сие служит к поддержанию оного огня (т.е. горения духа)" (Св. Злат.).

"Упованием радующеся". С первой минуты пробуждения духа благодатию, сознание и стремление человека переходят от твари к Богу, от земного к небесному, от временного к вечному. Там, в той области, сокровище его, там и сердце его. Здесь ничего он не ждет, все надежды его об-ону сторону. Отпадает сердце его от здешнего, ничто из сего не влечет его, ничего здесь не ждет он, ничем не радуется. Радуется будущим благам, которыми несомненно чает обладать. Сие преселение благ и надежд сердца есть существенная черта пробужденного и горящего Духа. Оно делает человека существенно странником на земле, взыскующим отечества, Иерусалима небесного. Все христиане, как облагодатствованные, должны быть таковы. Посему Апостол всем предписывает и в другом месте: Аще воскреснуете со Христом (т.е. если ожили вы духом благодатию Христовою), вышних ищите, идеже есть Христос одесную Бога седя: горняя мудрствуйте, а не земная. Умросте бо (т.е. умерли для всего земного, тварного временного), и живот ваш сокровен есть со Христом в Боге (Кол. 3:1-3).

159. Духом горяще... Мы все прияли благодать в крещении и миропомазании. Потому следовало бы нам гореть духом, который оживляется благодатию Св. Духа. Отчего же не можем сказать, что горим духом?

- От того, что занимаемся более или исключительно душевным, житейским, гражданским; дух и заглох, хотя и дает знать о себе. Чтоб разжечь дух, надо сознавать неудовлетворительность направления нашей деятельности, наипаче к земному и житейскому, - углубляться размышлением в созерцание Божеского, святого, небесного и вечного, а главное - начать ходить в делах, духовными именуемых. И загорится дух: ибо всем сим возгреется дар благодати, живущий в нас. Так толкуют святые отцы и учители наши. Св. Златоуст, перечислив роды усиленной деятельности, прибавляет затем: "Если будешь иметь все теперь исчисленное, то привлечешь Духа. А если пребудет в тебе Дух, то соделает тебя рачительным ко всему исчисленному. Когда же воспламенен будешь Духом и любовью, тогда все сделается для тебя легким. Ужели ты не видывал, сколько ужасен для всех вол, когда у него на хребте зажжен огонь? Так и ты сделаешься нестерпимым для диавола, если возьмешь оба сии пламенника (т.е. благодать Духа и любовь)... Полнее о сем слово Бл. Феодорита: "Духом Апостол назвал дарование (благодати, возбуждающей дух наш) и повелел, чтобы усердие наше доставляло ему пищу, как дрова - огню (разумеется, - размышление о Божественном и духовные дела). Тоже говорит он и в другом месте: духа не угашайте (1Фес. 5:19). Угашается же дух недостойными благодати, потому что, не имея чистого ока ума, не приемлют оного луча. Так и для слепотствующих телесно тьмою бывает и свет, и среди дня служат они мраку. Посему Апостол повелевает нам гореть духом и иметь горячую любовь к Божественному".

160. Возбужденного состояния пропустить без внимания нельзя, но можно не обратить на него внимания должного и, побывши в нем, опять низойти в обычное круговращение движений души и тела. Возбуждение не завершает дела обращения грешника, а только зачинает и после него предлежит труд над собою, и труд очень сложный. Все, впрочем, относящееся сюда совершается в двух поворотах свободы: сначала в движении к себе, а потом от себя к Богу. В первом человек возвращает себе потерянную над собою власть, а во втором себя приносит в жертву Богу - жертву всесожжения свободы. В первом доходит он до решимости оставить грех, а во втором, приближаясь к Богу, дает обет принадлежать Ему Единому во все дни жизни своей.

161. Св. Макарий Египетский говорит (сл. 1 О хранении сердца, гл. 12, стр. 451), что и приходящая к нему (человеку) благодать нимало "не связывает его воли принуждающею силою и не делает его неизменным в добре, хотя бы он хотел, или не хотел сего. Напротив того, и присущая в человеке Божия сила дает место свободе, чтобы обнаружилась воля человека, согласуется ли или не согласуется она с благодатию". С сей минуты начинается сочетание свободы с благодатию. Совне воздействовала благодать - и стоит совне. Входит она внутрь и начинает обладать частями духа не иначе, как когда желанием своим открывает ей человек вход в себя, или отверзает уста к принятию ее. Возжелает человек - и она готова с помощью. Сделать или утвердить в себе доброе сам человек не может, но желает его и напрягается; ради же сего желания благодать укрепляет за человеком желаемое добро. Все так и будет идти до окончательного возобладания человека над собою в видах добра и Богоугождения.

162. У того, кто искал благодатной помощи и теперь чувствует посещение ее, такое желание должно быть присуще - т.е. необходимо надо исправиться и приступить к этому сейчас же - оно уже и руководило его во всех указанных трудах; но в состав его, или к его совершенству и здесь прибавляется нечто. Есть желание мысленное: ум требует, и человек себя нудит; такое желание заправляет приготовительными трудами. Есть желание сочувственное: оно зарождается под действием благодатного возбуждения. Есть, наконец, желание деятельное - согласие воли сейчас приступить к делу восстания от падений; ему должно образоваться теперь, по благодатном возбуждении.

163. Посему отстрани все, могущее погасить этот зачинающийся огонек, и окружи себя всем, что может питать его и довесть до пламени. Уединись, молись и с самим собою поразмысли, как быть. Тот порядок жизни, занятий и трудов, какой указан уже и который проходить принуждал ты себя, ища благодати, есть самый благоприятный и для продления в себе ее начавшегося действия. Лучшие же из них в этом случае - уединение, молитва и размышление. Уединение будет собраннее, молитва глубже и размышление действеннее.

164. Теперь рассуждение твое с собою будет не то, что было прежде. Без возбуждения оно обычно уклоняется в общность; теперь, напротив, подражая благодати и под руководством ее, оно все будет относить прямо к тебе самому, без всяких извинений и уклонений, будет обращать к тебе предметы сторонами, наиболее могущими действовать на тебя. Потому собственно ты в сем случае не только размышлять будешь, сколько переходить от ощущения к ощущению.

165. Видит Господь нужду твою и труд - и подаст руку помощи, поддержит и установит тебя так, как следует быть воину, выступающему на брань. Вот где опора! Всего опаснее, если душа вздумает обресть ее в себе самой; тогда она все потеряет. Зло опять одолеет ее, затмит этот слабый еще в ней свет, погасит сей, едва зажегшийся огонек. Душа знает, сколько она бессильна одна; потому, ничего не ожидая от себя, пусть падает в уничижении пред Богом, пусть в сердце своем обратит себя в ничто. Тогда вседейственная благодать из сего ничто сотворит в ней все. Кто, в конечном самоуничижении, полагает себя в руку Божию, тот привлекает к себе Его, сердобольного, и сильным становится Его силою.

Всего ожидая от Бога и ничего от себя, должно и самому напрягаться к действованию и по силе действовать, чтобы было к чему прийти божественной помощи, было что осенить божественной силе. Благодать уже присуща, но она будет действовать вслед за своеличными движениями, восполняя бессилие их своею силою. Итак, став твердою ногою в самоуничиженном предании себя в волю Божию, и сам действуй, не расслабляясь.

Мы рекомендуем