Способ молитвы

Неизвестный новоафонский монах

Чувственное зрение соедини с умным зрением. Умное зрение установи внутри себя в верхней части груди, где дыхание твое. С дыханием соедини молитву Иисусову, произнося молитву неспешно. Зрение, дыхание, молитву соедини с чувством сердечным, и слух твой направляй туда же, чтобы из всего этого составилось нераздельное "одно". В этом "одном" зри Господа присутствующего в твоей молитве несомненно, как уверяет нас Евангелие: "идеже бо еста два или трие собрани во Имя Мое, ту есмь посреде их" (Мф. 18:20).

Держи ум не в голове, но внутри своей груди, в сердце или в духе сокрушенном. Имей живое зрительное вездесущее, слышащее присутствие Божие и только. Воображать Бога ни под каким видом не следует. Необходимо ум заключать в слова молитвы, а не воображать Господа во время молитвы.

В деятельной молитве нужна простота, чтобы молиться без всяких мудровании с верою и смирением.

А в созерцательной молитве нужна мудрость, делатели её должны знать и видеть ясно, что значит "в молитве пребывать" и, что значит "внимать сердцу". Делаю примерное сравнение. Когда мы видим что-нибудь лежащее в воде или огне, то говорим: такая-то вещь в огне лежит или в воде. Точно также и пребывающий в молитве должен быть всегда в молитве и сердце объято иметь молитвою, как вода поглощает и окружает что-нибудь лежащее в ней, или огонь - горящее огнём.

Пребывать - значит, беспрерывно находиться в молитве. А сердцу внимать - значит, ум хранить от помыслов и чтобы ум назирал сердце неотходно, дабы сердце не уклонялось в какую-нибудь постороннюю мысль, но должно мыслить и иметь в сердце одно: любительно простираться к памяти Божией, верою чувствовать присутствие Божие в сердце и силу призываемого имени Божия. Когда сознательно почувствуешь силу имени Божия, тогда увидишь и умирение помыслов и проч.

Без сознания и без чувств, хотя бы и произносились слова молитвы, не есть ещё беседа и молитва, но празднословие и всуе призвание имени Божия. Если же так сам Господа благоволит, чтобы мы молились втайне в клети сердца нашего и очищали внутренняя сткляницы, то какой другой вид молитвы может быть благоугоден Господу? Никакой! И Симеон Новый Богослов говорит, что без внутреннего делания мы подобны прокажённым, одетым в хорошие одежды на смех зрящих на нас.

Как я стану молиться, не имея Тебя зримаго? И с кем беседовать буду, если Ты далече? Подая молитву молящемуся, Ты, несомненно, пребываешь и Сам в той же молитве. Горе нам от забвения. Дела плоти отвлекают сердце, помрачают ум, от чего мы и не можем пребывать внутри. Скорбь обдержит мя. Как не хочется, чтобы тленное пожирало нетленное, чувственное подавляло духовное! Что пользы временное и тленное приобретать, а вечное терять? Что за причина, что не могу я удержаться в молитвенном безмолвии? Суета умножает все дела, и времени не хватает выполнить их, а о безмолвии и подумать некогда. Неужели дела плоти нужнее дел духовных? К чему тогда и монашество? Поэтому излишни писания и учения святых отцев. Господи, разреши узы, которыми вяжет меня мир и плоть, дай мне свойственное по состоянию моему дело, которое приводило бы меня к "единому на потребу". Да святится Имя Твое, да приидет Царствие Твое, чтобы в точности исполнялась воля Твоя на мне.

Бог там пребывает, где наша молитва, а не слова, и не так как мы можем вообразить, но непостижимо и истинно. Имей всегда в памяти, что ты тогда только молишься, когда ум и сердце обращены ко Господу. Мы молимся Богу не отсутствующему, но всегда присутствующему. Он весь око, Он весь слух и видение. Откуда будет страх Божий, если нет в памяти Бога. А если нет в памяти Бога, то к кому произносишь слова молитвы? Такая молитва не есть молитва, но труд бесполезный и грешный. Навыкай зреть внутренне, стоять внутренне и слушать внутренне - в духе, в сердце, в чувстве сердца. Бог есть Дух, от духа и жертву приемлет, с духом соединяется и обожает его. К духу преклоняет Господь зрение и слух Свой. Дух в сердце, и сердце в Духе. Потому и ищет Господь нашего сердца.

Великое зрю таинство: Божие жительство на небе, как о том говорится в Писании, но Он весь и перед очима моима. Входя внутрь себя и там зрю Его, в чувстве сердца Своего. В словах молитвы созерцаю, в иконе Его зрю, в Евангелии Бог, и в Имени Божием Его зрю. Нет места и нет времени без присутствия Его. Господи, благослови!

Мы рекомендуем