Средства, при помощи коих можно встретить смерть не со страхом, а с радостью

Книга 15. Поучение 25

I. Высокоторжественный праздник Успения Пресвятыя Богородицы, к чествованию которого мы сегодня собрались сюда, по зову нашей любящей матери и мудрой воспитательницы - церкви, вызывает в уме христианина самыя радостныя надежды.

Церковное предание разсказывает, что по вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо Пречистая Матерь Его с особенною любовию посещала те места близ Иерусалима, которыя ознаменованы были молитвою, страданием и смертию Ея возлюбленного Божественного Сына. Гора Елеонская, Голгофа, вертоград, где было погребено тело Божественного мертвеца, сделались любимыми местами Ея молитв и излияний св. чувств Ея сердца.

Долго и часто думала Она о Своей смерти и загробной жизни, часто даже молила Бога об ускорении Ея отшествия из здешняго мира.

И вот однажды, во время молитвы Ея на горе Елеонской, к ней явился архангел Гавриил и предвозвестил время Ея кончины.

Исполненная глубокой веры в будущую вечно-блаженную жизнь, Она приняла эту весть не со страхом и печалию, а с чувством живейшей радости и величайшей благодарности к Богу.

И в предопределенное свыше время св. Дева, окруженная апостолами, которые со всех концев земли чудным образом были собраны в Иерусалим ко дню славного Ея успения, с радостию в сердце и молитвою на устах спокойно и безболезненно предала дух Свой Богу. Но пречистое тело Ея не видело истления: на третий день по Ея успении Она была воскрешена Богом к вечной блаженной жизни и в новом, прославленном теле вознесена на небо. В этом дивном переселении Ея в будущую славную жизнь апостолы убедились не только из того, что тела Ея на третий день уже не оказалось во гробе, но еще более из того, что в этот же день воскресшая Матерь Божия, сияющая славою небесною и окруженная ликами св. ангелов, вдруг предстала собранным в одном доме апостолам, обещав им Свое невидимое присутствие между ними и Свое матернее предстательство за мир; после сего Она скрылась из их глаз, наполнив сердца их и всех христиан неизъяснимою радостию и еще более укрепив их веру в воскресение мертвых.

Итак, смерть Богоматери есть только тихий и спокойный сон, или, как называет его православная церковь, "успение"; она не заключает в себе ничего страшного и безотрадного для ума и сердца христианина: напротив того, св. Дева Мария показала в Своем успении, что смерть для христианина должна быть не предметом страха и отчаяния, а величайшей радости и светлейшей надежды, ибо смерть есть только сон более или менее продолжительный, за которым следует радостное пробуждение в новом прославленном теле для неизъяснимо блаженной жизни на небе.

II. Остановимся же, братие мои, на малое время на размышлении о средствах, при помощи которых христианин может и должен встречать свою смерть не со страхом, а с радостию.

а) Первое средство - это память о смерти.

Для нас, в нашем греховном состоянии необходимо постоянное памятование смерти; всегдашняя память о смерти, которая может постигнуть нас всякий день и час, будет заставлять нас зорко следить за своим нравственным поведением, заблаговременно приготовлять свою душу к вечной загробной жизни, приучать постепенно разставаться с привычными делами и страстями, сокрушать земных идолов своего сердца, отрешаться от всех чувственных земных привязанностей и, так сказать, постепенно умирать для греха.

Вот почему наша св. церковь, как мудрая воспитательница христиан и для здешней временной жизни, и для будущей вечной, поставляет в обязанность всем пред отходом ко сну вспоминать о смерти. И св. мужи, достигшие высокой степени праведности, свидетельствуют о великой пользе памяти о смерти для жизни христианина.

Так св. Иоанн лествичник говорит, что память смертная столь же необходима человеку, как необходим хлеб, и как без хлеба нельзя жить, так без памяти смертной невозможно управить жизнь свою.

В жизни святых есть несколько примеров пробуждения от смертного сна. Приобретя этим путем живую память о смерти, такие люди предавались после столь строгой подвижнической жизни, что удивляли всех. Так, преподобный Афанасий печерский, возставший из гроба на третий день после смерти, на вопрос о загробной жизни, отвечал только: "кайтесь каждый час и молитесь и больше не спрашивайте меня ни о чем" - затворился в пещере, где и провел в подвигах благочестия еще 12 лет.

Один инок (по имени Исихий хоривский), о котором разсказывает св. Иоанн лествичник, заболел и умер. Но чрез час действием Божественной силы снова пробудился к жизни. С тех пор он совершенно изменил свою жизнь, весь отдавшись молитве и высоким подвигам. Пред смертию он сказал братии только следующее: "кто стяжал память смерти, тот никогда не может согрешить".

Итак, память о смерти может спасти человека от гибельного греховного усыпления, дать ему в руки духовное оружие, праведность, при помощи которого он в состоянии более или менее спокойно, без особенного смущения и страха, встретить смерть, этого врага своей земной жизни.

б) Второе средство против страха смерти - чистая совесть. У кого чистая совесть, тот спокойно может переступить порог вечности - смерть телесную, у того совесть, которая пробуждается, как показывает опыт, с особенною силою пред смертию, не будет терзать душу поздним и безполезным сожалением о даром потраченной земной жизни, о зарытых в земле талантах, о несправедливостях и обидах, причиненных ближним, о невозможности исправить свои ошибки, о неблагодарности к Богу за все Его неизреченныя благодеяния; она не устрашит его возстановлением пред его сознанием, в предсмертные часы, всех его беззаконий и не повергнет его в бездну отчаяния, ужас которого превосходит самую смерть. Человек с спокойною совестью, стоя на краю вечности, перед тем, как догорающая лампада его жизни вспыхнет последним пламенем, может сказать с праведным Симеоном: "ныне отпущаеши раба твоего, Владыко... с миром". Но у кого же может быть спокойная совесть пред смертию? У того, кто старался жить христианскою жизнию, кто был послушным сыном церкви, кто примирился с Богом и людьми, кто успел приготовиться к смерти таинством покаяния, которое снимает тяготеющее над совестию бремя грехов, и вкусить в таинстве св. причащения тела и крови Христовой, как источника вечной жизни. Такой христианин, предав все свое существо в волю милосердаго и правосудного Бога, не малодушно и робко, но смело и уверенно может встретить смерть, как зарю будущей блаженной жизни.

в) Следующее столь же сильное средство для человека против страха смерти есть вера его в безсмертие его души, вера в ту несомненную истину, что лучшая часть его существа - душа - никогда не умрет, но вечно будет жить. Тело разрушается и истлевает, его можно даже отторгнуть от души насильственно - и человек умирает, но дух его, созданный Богом для безсмертия, остается вечно жить. "И возвратится персть в землю, яко же бе, и дух возвратится к Богу, Иже даде его" (Еккл. 12:7). "Не убойтесь от убивающих тело, души же не могущих убити", увещевал Господь учеников Своих пред отправлением их на проповедь. "О человек, непременно безсмертный, хотя бы ты о том не думал, хотя бы и не хотел того!" скажем словами приснопамятного святителя Филарета, митрополита Московскаго. "Берегись забывать твое безсмертие, чтобы забвение о безсмертии не сделалось смертоносною отравою и для смертной жизни твоей и чтобы забываемое тобою безсмертие не убило тебя на веки, если оно тебе, не ожидающему его и не готовому, внезапно явится. Не говори отчаянно: "утре умрем", чтобы тем необузданнее устремляться за наслаждениями смертной жизни. Говори с надеждою и страхом: "утре умрем на земли и родимся или на небесах или во аде"

г) Последнее и самое могущественное орудие против страха смерти есть вера, что душа не только безсмертна, но что будет некогда время, когда она соединится с своим воскресшим прославленным телом для вечной жизни за гробом - блаженной для праведников, мучительной для грешных. Имея живую веру в эту истину, христианин не только не будет бояться смерти, но даже с радостию встретит ее, когда она придет к нему, подобно Пресвятой Деве Марии.

Эта живая вера в существование за гробом вечной блаженной жизни одушевляла безчисленные сонмы мучеников в первые века христианства и делала для них смерть самым радостным событием, несмотря на страшныя безчеловечныя истязания, которым подвергались святые мученики, когда их живыми сжигали на костре, распинали на кресте, отдавали на растерзание диких голодных животных, сокрушали кости, отторгали члены от живого тела и подвергали другим безчисленным пыткам, на измышление которых способна была только сатанинская злоба врагов Христовых.

III. Пусть же и у нас, православные христиане, учение св. писания о воскресении мертвых и будущей жизни и живой пример св. мучеников пробудит хотя небольшую часть этой пламенной веры их. Спаситель ясно для всех времен и народов сказал: "грядет час, в оньже вси сущии во гробех услышат глас Сына Божия: и изыдут сотворшии благая в воскрешение живота, а сотворшии злая в воскрешение суда (Ин. 5:25-29). Аз есмь воскрешение и живот, говорит Спаситель в лице Марфы, сестры умершаго и воскрешенного Им Лазаря, всему человечеству: "веруяй в Мя, аще и умрет, оживет".

Будем же, братия, жить так, чтобы смерть для нас не казалась страшным, но радостным вестником, зовущим нас в вечную блаженную жизнь за гробом. Аминь.

Мы рекомендуем