Служение ближним должно быть первою целью нашей жизни

Книга 5. Поучение 49

I. Св. Аверкий, ныне воспоминаемый Церковью, жил во II веке и был епископом города Иераполя во Фригии. В то время христианская вера еще только начинала распространяться по римской империи, и было много городов, население которых составляли почти исключительно язычники. К числу таких городов принадлежал и Иераполь. Однажды св. Аверкий был свидетелем языческого празднества в городе и с прискорбием смотрел, как народ поклонялся идолам. Аверкий исполнился ревностью о славе Божией, взял в руки жезл и отправился к языческому храму, где только что окончились жертвоприношения. Войдя в храм, Аверкий начал сокрушать стоявших там идолов. Заметив это, идолопоклонники пришли в сильную ярость и хотели уже зажечь дом Аверкия. Друзья и соседи епископа, при виде, приближающейся толпы, желали спасти его от опасности и советовали ему скрыться где-нибудь на время, пока утихнет волнение, но святитель не испугался толпы, вышел к собравшемуся народу и стал говорить о суетности идолов, стараясь отвратить народ от идолопоклонства и привлечь к истинному Богу. Язычники уже готовы были броситься на святителя и умертвить его, как вдруг произошло событие, давшее другой оборот делу. Внезапно в толпе народа произошло смятение: трое бесноватых юношей подняли страшный крик, разодрали на себе одежду и с пеной у рта упали на землю. Аверкий, - кричали они, - заклинаем тебя единым истинным Богом, Которого ты проповедуешь, не мучь нас! Святитель сжалился над бесноватыми и начал молить Бога об исцелении юношей, после чего они почувствовали себя совершенно здоровыми и со слезами начали благодарить святителя. Это чудесное исцеление смягчило ярость народа, который увидел в Аверкие не врага, а целителя и благодетеля. Вместо криков гнева и ненависти в толпе начали раздаваться возгласы: Един есть Бог истинный, Которого Аверкий проповедует. Многие стали обращаться к Аверкию со словами: Докажи нам, человек Божий, примет ли нас Бог твой, если мы обратимся к Нему? Вскоре весь Иераполь обратился в христианство.

После этого св. Аверкию пришлось быть в Риме. Император Марк Аврелий выдавал свою дочь замуж, но незадолго до свадьбы она опасно заболела, и никакие средства врачей не могли помочь ей. Тогда император обратился с просьбой к правителю восточных областей, прося его прислать в Рим епископа иерапольского, о котором и в Риме знали, что он исцеляет всякие болезни. Аверкий не замедлил отправиться в Рим и был принят императором с большими почестями. Надежды его оправдались, и по молитве святителя больная выздоровела. В благодарность за исцеление император предлагал Аверкию большие богатства, но Аверкий, как истинный пастырь, воспользовался расположением императора не для себя, а для общей пользы. Во-первых, он пожелал, чтобы всем нищим города Иераполя отпускалось ежегодно от правительства 3000 мер пшеницы. Эта выдача продолжалась до царствования Юлиана отступника, который вскоре после вступления на престол прекратил ее. Во-вторых, он просил императора построить при новоявившемся источнике бани, чтобы больные тем удобнее могли пользоваться целебной водой. То и другое желание святителя были исполнены. Возвратившись в Иераполь, Аверкий остальное время своей жизни провел в этом городе, наставляя и утверждая свою паству в вере и благочестии. Он скончался в 167 году, 72 лет от роду. За свои великие заслуги в распространении христианства он получил наименование равноапостольного.

II. Возлюбленные братия! Св. Аверкий своей жизнью и делами научает нас той истине, что мы должны и себя самих, и что имеем у себя, и что зависит от нас, посвящать на служение ближним. Общее благо и созидание ближних - вот единственная цель, к которой мы обязаны, по мере сил своих, стремиться неуклонно, и при содействии Божией благодати не изнемогать в этом стремлении, но, сколько угодно будет Господу, простираться далее и далее, восходя от меры в меру.

а) Неудободосягаемой представляется эта высота для немощи нашей. Хотя потребность любить ближнего лежит в основании существа нашего, но самолюбие наше, неприметным для нас образом, дает ложное направление тому, что всего для нас естественнее, и когда думаем, что любим ближнего, не столько любим его, сколько себя самих. Леность же, плотоугодие, малодушие и другие страсти поставляют, по-видимому, еще более непреодолимые преграды между нами и ближним. А если и решаемся когда на доброе дело, то, по строгом испытании нашей совести, оказывается, что, вопреки апостольскому наставлению, прежде своих, а потом уже дружних смотряем (Флп. 2:4). Если и отваживаемся на какие пожертвования, то часто делаем это более по рвению или по тщеславию, нежели в угождение ближнему. Если и имения и сил своих не щадим иногда на служение обществу, то и при этом нередко имеем в виду не одно общее благо, но и себя самих, похвалы, почести, именитость, добрую славу.

б) Много унизил и унижает нас грех. Поэтому трудно уже нам кажется успевать даже в деле всего более сродном. Однако же, не должны мы по этой мнимой трудности отказываться от упражнения в нем, как в чем-то превышающем наши силы и невозможном. Если бы и невозможно было это для нас по причине глубокого повреждения природы нашей, то невозможная у человек возможна суть у Бога (Лк. 18:27): и нам подана вся божественныя силы Его, яже к животу и благочестию (2Пет. 1:3). Если ощущаем в себе великую скудость любви при первых наших опытах на поприще служения ближнему, то это показывает только, что должны мы употребить вящшие усилия для обогащения себя ею. Ибо то и прочно и вожделенно, что приобретается не скоро и с великим напряжением сил. Если и после многократных опытов оказывается, что к усердному попечению о благе других много примешивается еще и своекорыстия, то и это да не приводит нас в малодушие. Да не отчаивается и тот, кто после многолетнего служения обществу, видя приближающийся конец многотрудной жизни своей, не может пред судом нелицемерной совести засвидетельствовать о себе, что научился он, наконец, не себе угождать. Если много потрудился он в борьбе с этим иным, не от Бога данным, но отъинуду, т. е. от лукавого, привзошедшим в нас законом - искать во всем своей, а не ближнего, пользы: то пусть, с одной стороны, утешает себя мыслью, что Господь и желания наши ценит, и труды приемлет, не столько по их благоуспешности, сколько по нашей ревности, а с другой стороны, пусть не ослабевает в молитвах, прося щедроподателя, хотя при конце жизни, соделать его любвеобильным.

III. Молитвами св. равноапостольного Аверкия да сподобит вас Господь стяжать эту деятельную и бескорыстную любовь к ближним.

Мы рекомендуем