О пользе чтения жития святых

Книга 5. Поучение 62

I. Свт. Димитрий, митрополит Ростовский, день блаженного преставления коего ныне празднуется, родился в 1651 г., в местечке Макарове, близ Киева, и был назван Даниилом. Даниил с юных лет проявил в себе и способности, и усердие к науке. Окончив учение в Киевском училище, он 17-ти лет поступил в монахи в Кирилловский Киевский монастырь и назван был Димитрием. Отличаясь даром слова и ревностью к пастырскому служению, Димитрий проходил должность проповедника в разных городах и был игуменом в разных монастырях. Ему выпал жребий совершить великое дело на просвещение русского народа - составить жития святых. Собирать жития святых, известные под именем Четьих Миней, начал еще Макарий, митрополит Московский, живший в шестнадцатом веке. Потом Киевский митрополит Петр Могила захотел издать жития святых на более понятном языке, но умер, не исполнив своего намерения. По смерти его это дело поручено было св. Димитрию, бывшему тогда игуменом Батуринского монастыря. Этим делом он занимался 20 лет, в сане архимандрита в Чернигове и Новгороде северском и митрополита Ростовского. Собранные им жития святых, в 12-ти больших томах, представляют в великой степени назидательное чтение для православного русского народа. Петр Великий назначил Димитрия митрополитом Ростовским и Ярославским. В сане митрополита Димитрий явил великую ревность архипастыря. Он завел в Ростове училище, содержал его на собственные доходы, ревностно проповедовал слово Божие, подавал пример святой жизни и помогал нуждающимся. Чрез 43 года после смерти Димитрия честные мощи его обретены нетленными и в 1763 г. императрицей Екатериной II переложены в новую раку.

II. Мы сказали, что святитель Димитрий составил жития святых под именем Четьих Миней, т. е. месячных чтений, над которыми он трудился около 20 лет, не щадя ни здоровья, ни средств. Составленные им жития святых есть драгоценный дар русской Церкви. Все православные должны их читать с великою любовью и усердием.

а) Что мы должны читать эти душеспасительные книги, это уже из того видно, что сказания, заключающиеся в них, почерпнуты из достоверных источников.

При составлении своих книг, святитель пользовался не только обыкновенными письменными старинными сказаниями о святых на разных языках, но иногда пользовался и откровением свыше, как сам он об этом свидетельствует. Ему, например, однажды явилась во сне св. великомученица Варвара с утешительным словом; ему являлся во сне и св. мученик Орест в то время, когда он трудился над составлением его жития. В одну ночь, - пишет святитель в конце жития св. мученика Ореста, под 10 числом ноября, - окончив письмом страдание св. мученика Ореста, за час, или меньше, до заутрени, лег я отдохнуть не раздеваясь, и в сонном видении узрел св. мученика Ореста, лицом веселым ко мне вещающего сими словами: Я больше претерпел за Иисуса Христа мук, нежели ты написал. Сие рек, откры мне перси своя и показа в левом боку великую рану, сквозь внутренности проходящую, сказав: сие мне железом прожжено; потом, открыв правую руку до локтя, показа рану на самом противоположном месте и рече: сие мне пререзано. Потом, преклоншеся, откры ногу до колена и показа на сгибе колена рану; такожде и другую ногу до колена открывши, такую же рану на таком же месте показа и рече: А сие мне косою рассечено. И став прямо, взирая мне в лице, рече: Видиши ли: больше я за Иисуса Христа претерпел, нежели ты написал! Я, против сего ничтоже смея сказати, молчал и мыслил в себе: Кто сей есть Орест? Не из числа ли пяточисленных? На сию мою мысль св. мученик отвеща: Не той я Орест, иже от пяточисленных, но той, его же ты ныне житие писал. Видел я, - прибавляет затем святитель, - и другого некоего человека важного, за ним стоящего, и казался мне такожде некий мученик быти, но той ничтоже изрече. А что сие видение я, недостойный и грешный, истинно видел, как написал, а не иначе, сие под клятвою моею священническою исповедую; ибо как тогда, так и теперь помню.

б) Отличаясь, кроме того, глубоконазидательным содержанием, ясным, живым и наглядным изложением, жития святых по своей простой и занимательной форме (форме рассказа) доступны для самых неподготовленных читателей даже из простого народа, которые издавна к ним привыкли, горячо их полюбили за ту духовную пользу, назидание и утешение, какие они всегда получают от них, и считают их для себя лучшей духовной пищей.

Живые и глубоконазидательные примеры христианской веры, надежды и любви к Богу и людям, неотразимо действуя на все духовное существо читателя, особенно на его сердце - источник духовно-нравственной жизни человека, без труда и напряжения мысли, к чему не все склонны и способны, скоро и прочно научат его всем главнейшим истинам христианской веры и благочестия.

Четьи Минеи святителя Димитрия Ростовского не потеряли и доныне своего важного значения и, можно сказать, никогда его не потеряют; по своей полноте, по изяществу изложения церковнославянской речью, по благочестивому духу, который дышит во всех сказаниях славившегося великим благочестием святителя и за святость жизни прославленного Богом нетлением мощей, Четьи Минеи - незаменимая книга для почитателей памятей святых, для желающих знать и поучаться их святыми житиями каждодневно.

III. Братия христиане! Будем читать жития святых и подражать им, и мы тем исполним заповедь апостола: поминайте наставники ваша, иже глаголаша вам слово Божие, ихже взирающе на скончание жительства, подражайте вере их (Евр. 13:7). Между тем многие ли из нас имеют понятие даже о тех святых, имена которых они носят? Многие ли из нас имеют понятие о тех святых, которым посвящены их приходские храмы и памяти которых поэтому сотни лет и с особенным торжеством совершались и совершаются постоянно в той или другой местности? А когда так, когда мы не знаем жизни святых, можем ли мы подражать ей? Удивительно ли после этого, что, когда и говорит кто нам о том, чтобы мы старались подражать в жизни святым, мы принимаем такие наставления большею частью без должного внимания, а подчас и с явным нерасположением? Но мы приглашаемся подражать святым не в том, чтобы, подобно им, быть отшельниками от мира, столпниками, затворниками, юродивыми, мучениками и т. д., а в том, чтобы мы, подобно им, научились удалять те или иные нечистые пожелания, укрощать движение гнева, охранять себя от увлечения земными интересами и удовольствиями, укреплять в себе дух целомудрия, кротости, любви к Богу и ближнему, веру в загробную жизнь, от которой самые жестокие мучения не могли отклонить св. мучеников и т. д. Вот в чем каждый из угодников Божиих может быть примером для нас, и вот в чем должны мы подражать святым. Святой Афанасий Александрийский рассказывает о св. Антонии Великом, что этот великий подвижник, собирая сведения о ревнителях добродетели, в каждом из них изучал то, в чем тот преимуществовал пред другими: в одном наблюдал его приветливость, в другом - неутомимость в молитве, в одном замечал безгневие его, в другом - человеколюбие, кому удивлялся за его терпение, кому - за посты, и так, сочетавая воедино, что заимствовал у других, старался в себе одном явить преимущества всех. А в подобных уроках кто и из нас не нуждается и кому они не по силам?

Мы рекомендуем