Незаконная плотская любовь не есть любовь, а человеконенавидение

Книга 4. Поучение 25

I. Преподобная Феодора, память коей совершается ныне, жила в V веке. Совершив согрешение от мужа против VII Заповеди закона Божия по неопытности и молодости, блаж. Феодора решилась посвятить всю свою жизнь на покаяние. Если есть для меня покаяние, - сказала она себе, - то разорву связь свою с миром и буду молить Бога о помиловании. Из опасения же, чтобы ее не нашли в женской обители и не воспрепятствовали ей выполнить подвиги покаяния, Феодора тайно оставила дом своего мужа и скрылась в мужском монастыре (Октодекатском), там, где находились мощи св. Фомаиды, подвижницы целомудрия. В продолжение многих лет выносила она все иноческие труды, не обнаружив никогда своей женской немощи, но произвольно усиливая свои труды, которые, казалось ей, были слишком легки и недостаточны, чтобы покрыть грех ее молодости. Вся жизнь ее проходила в борьбе, и в напряжении всех сил, и в лишении всякого отдыха и покоя. Даже пищу не позволяла она себе принимать более одного раза в неделю. А слезная молитва ее день и ночь со смирением возносилась к милостивому Богу и привлекала на нее полное прощение и изобильную благодать Божию.

II. Св. Феодора своим великим покаянием после допущенного ею однажды греха плотской нечистой любви говорит нам, братия, о той весьма важной истине, что плотская нечистая и незаконная любовь есть не любовь, а человеконенавидение, которое может низринуть человека, предавшегося ей, во глубину ада. Потребны были, как то видим в жизни преп. Феодоры, великие покаянные труды, сильные слезы, изнурительный пост, перенесение бесчестия и разного рода нравственных и телесных страданий, чтобы загладить грех нечистой любви, однажды допущенный. Ясно, что плотская, незаконная любовь не есть в собственном смысле любовь.

Но тем не менее мир любит эту любовь, понимает ее яснее, нежели любовь духовную, дорожит, увлекается ею сильнее, нежели любовью христианской, постоянно во все времена называл и называет ее любовью.

Но в самом деле это не любовь, это человеконенавидение.

Где истинная христианская любовь, там сильное желание добра ближнему; там готовность делать одно то, что действительно полезно ближнему, что относится к временному и вечному благу ближнего, что сохраняет совесть ближнего в спокойствии и радости; словом, - что составляет истинное счастье ближнего. Это видно из любви родителей к детям. Какой родитель не желает видеть своих детей счастливыми во времени и в вечности? Какой родитель не предпринимает мер к тому, чтобы дети его были невинны пред людьми и пред Богом, счастливы и в сей жизни и в будущей? Так действует любовь, заслуживающая имя любви.

Посмотрите же после этого на незаконную плотскую любовь: то ли она делает, что споспешествует к счастью ближних? Такая любовь стремится осквернить и тело и душу ближнего. Какое тут счастье? Тут грех, нарушение закона Божия, оскорбление Бога, смерть чести, смерть доброго имени, - смерть души. Оттуда удаляется благодать Божия, где незаконные плотские связи; оттуда бежит спокойствие совести, где удовлетворяют плотской нечистой похоти; там ад, где торжество постыдных вожделений плоти и крови.

Какая же там любовь, где не только мыслят зло, но и делают беззаконие, имеющее самые вредные последствия? Любы, по замечанию апостола Павла, не мыслит зла (1Кор. 13:6). Следовательно, незаконная плотская любовь, как не только мыслящая зло, но и делающая зло, не есть любовь. Это злоба, это человеконенавидение, скрывающееся под видом любви, это змий, смертельно уязвляющий человека, это убийственный яд, подслащенный обаятельным упоением чувств. Посмотрите на Сампсона, некогда богоносного и могучего. Он обнажен благодати Всесвятаго Духа, лишен исполинской силы, он у врагов на поругании, он без глаз, без чести, без жизни, на ложе преждевременной смерти. А отчего? От плотской любви. И такую злокачественную любовь будем ли еще называть любовью? Нет! Это зло, это братоубийство. Это знают, это чувствуют и самые рабы плотской похоти, но чувствуют уже поздно, когда проходит пыл страстей, когда рассудок возвращается, когда совесть входит в свои права, когда зло уже сделано и ближний убит.

III. Да сохранит Господь Бог всех православных христиан от незаконной плотской любви! Это бич человечества, которым люди сами себя убивают за то, что не имеют ни любви к Создателю, ни истинной любви к ближним. Пример св. Феодоры, падшей и восставшей благонадежным восстанием, да побудит нас прибегать к сердечному покаянию в случае допущенной нечистой любви не только делом, но и мыслями и словами.

Мы рекомендуем