Как относиться к клевете и клеветникам

Книга 4. Поучение 15

I. Ныне совершается память св. Иоанна, архиепископа Новгородского. Родители Иоанна были знатные и благочестивые Новгородские граждане. С малых лет Иоанн полюбил молитву, воздержание, храм Божий и, достигнув совершеннолетия, избрал духовное звание. Новгородский епископ Аркадий посвятил его в сан священника к церкви св. Власия на Софийской стороне. Но недолго Иоанн служил при этой церкви; ища полного безмолвия, он принял иночество в одном из новгородских монастырей с именем Илии, вел строго подвижническую жизнь, пребывал в посте, молитве и уединении. Слух о его святой жизни распространялся по новгородской земле и доставил подвижнику общее уважение. В 1163 году умер новгородский епископ Аркадий, и новгородцы единодушно избрали иеромонаха Илию на место почившего Аркадия. В 1165 году он был посвящен и затем, первый из Новгородских святителей, получил сан архиепископа. Во время его святительства чудесным заступлением Богоматери Новгород был избавлен от грозившего ему разорения.

Несмотря на общее уважение, которым до этого времени пользовался Илия, нашлись люди, которые не задумались взводить на него разные клеветы. Завистники начали распространять слухи, что он живет безнравственно. Народ взволновался, собрался у дома архиепископа и решил погубить его. Илию вывели из покоев к мосту через реку Волхов, там спустили его на плот, не имеющий весел, и предоставили его плыть по течению. Но здесь совершилось чудесное явление; плот пошел не по течению реки, а против течения, к Юрьеву монастырю. Иноки монастыря с честью встретили архипастыря. Народ пришел в страх; у храма св. Софии собралась толпа, просили духовенство взять иконы и кресты и ходатайствовать перед Илией о прощении виновных. Незлобивый Илия простил их и возвратился на кафедру. Незадолго до кончины он отказался от управления новгородской паствой, принял схиму с именем Иоанна и скончался 7 сентября 1186 года.

II. а) Мы слышали, возлюбленные во Христе братия, как незлобиво и кротко святитель Иоанн отнесся к клеветавшим на него завистникам. А мы, братия, как ведем себя относительно тех, кто взведет на нас клевету какую? Даже когда и не клевету, а сущую правду о нас говорят, только правду для нас неприятную, - мы и тогда не разражаемся ли обыкновенно против тех людей самым страшным гневом и ругательствами! Вместо того, чтобы разъяснить дело просто, кротко, мы не большею ли частью стараемся рассчитаться с обидчиком своим так, чтобы никак уж в долгу у него не остаться? И каких тогда бесчестных слов не наговорит иной из нас при этом? Какими проклятиями не разгромит обидчика? Каких угроз ему не наскажет? А затем пред теми, пред кем оклеветаны мы, как большая часть из нас защищается? Каких клятв, какой божбы не бывает тут пущено в ход, и чего-чего не наговорим мы и сами про оклеветавшего нас? Всю жизнь его опишем, все недостатки переберем, и часто не его только недостатки, а и всех его родных и знакомых. Други мои! Не злом побуждается зло: аще алчет враг твой, ухлеби его; аще же жаждет, напой его. Сие бо творя, углие огненно собиравши на главу его (Рим. 12:20). Вот чем побеждается зло. Но это выше сил, скажете? В таком случае предай дело суду Божию, как и пишет тот же апостол (Рим. 12:19): не мстите за себя, но дайте место гневу Божию. Писано бо есть: Мне отмщение, Аз воздам, глаголет Господь.

б) Не могу, братия, при этом не обратить вашего внимания и на то: св. Иоанн был уважаем всеми за свою высоко добродетельную жизнь. Между тем - что видим? И он оклеветан и обозван от завистников живущим безнравственно. Вот пример непостоянства людского: кого ныне любят, слушают и почитают, завтра - смотришь - по навету чьему-нибудь, забывают все заслуги этого человека, все доброе его, и готовы опорочить, осмеять своего благодетеля. - Для тех, кому терпеть приходится от клеветы и зависти людской, пример этот да послужит на утешение и ободрение. Ибо если святые мужи терпели от клеветы: то нам ли роптать на клеветников? - Спросим себя по совести: мы и сами-то насколько и всегда ли справедливы к ближним? Не бываем ли мы и сами-то почасту повинны в этом грехе, который так возмущает нас в ближних? Не склонны ли мы и сами к оклеветанию? Так, услышал иной что-нибудь недоброе о другом - что он обыкновенно делает в этом случае? Только ли то, что рассказывает о том другому и третьему, как сам слышал? Не большей ли частью, если не всегда, бывает так, что при подобных пересказах мы и от себя еще прибавим слово-другое для прикрасы? А это что - как не клевета с нашей стороны против тех, о ком мы распускаем такие преувеличенные слухи? Но если кто из нас и терпелив на язык и не имеет несчастной привычки клеветать на других: не грешат ли, однако, иногда и подобные лица - тем, что все же верят худым слухам, принимают их, и на основании этих слухов составляют о том или ином человеке дурное мнение? Ведь это с нашей стороны крайняя несправедливость - со слухов думать о человеке худо; а следовательно, - и грех. Оклеветающаго тай искреннего своего, сего изгонях, говорит о себе псалмопевец (Пс. 50:5). Вот как должны поступать и мы с тайно клевещущими на других: гонять их от себя надо, как людей самых низких, самых опасных и дурных. Ибо таковы они и действительно: клеветник - подобник диавола, или вернее - сам он есть диавол. Ибо слово диавол собственно значит: клеветник.

III. Да, други мои, бойтесь не только сами клеветать на других, но и внимать клеветам; а случится кому сделаться жертвой клеветы, - старайтесь смотреть на нее, как на наказание Божие за нашу собственную склонность к оклеветанию, и потому смиритесь пред Господом и утешайте себя таким рассуждением: пусть люди взводят против меня всякие небылицы, лишь бы не осудил меня Бог и чиста была моя совесть. Аминь.

Мы рекомендуем