Без любви к ближнему не спасешься

Книга 4. Поучение 30

I. Известия о св. Корнилии, ныне прославляемом в церковных песнопепениях и чтениях, сообщены св. евангистом Лукой, который упоминает о нем в 10-й главе книги Деяний апостольских. Он был сотник из полка, называемого Италийским; веровал в Бога со всем семейством своим и угодил Господу благочестивою жизнью и милосердием к бедным. Господь по милости Своей захотел открыть доброму Корнилию путь ко спасению, чрез веру во Христа, о Котором Корнилий еще не знал. И вот, однажды ангел явился Корнилию и сказал ему: молитвы твои угодны Богу. Пошли людей в город Иоппию и призови Симона, называемого Петром. Он гостит у некоего Симона кожевника, дом которого находится при море. Он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой. Когда ангел отошел, то Корнилий тотчас послал слуг и воина в Иоппию, чтобы пригласить апостола Петра к себе в Кесарию. Апостол жил в то время в Иоппии, для проповедования слова Божия. Апостол Петр по чудесному видению и наставлению прибыл к Корнилию и огласил его словами евангельского учения, при чем Дух Святый сошел на всех, слышавших слово Божие, и они стали говорить на разных языках, после чего Корнилий со всем семейством был крещен. Священное Писание умалчивает о дальнейшей судьбе Корнилия, но есть предание, что он некоторое время делил труды апостола Петра, который впоследствии посвятил его в епископы. Он обратил к истине множество идолопоклонников, творил чудеса силою Божией, терпел от язычников истязания за исповедание своей веры, и почил в глубокой старости.

II. Жизнь св. священномученика Корнилия, ныне прославляемого, отличавшегося благочестием, и в особенности милосердием к ближним, что и привлекло на него спасающую силу благодати Божией, учит нас, братия мои возлюбленные, той истине, что без милосердия и без любви к ближнему не спасешься.

Вот как об этой великой и спасительной истине учит св. Иоанн Златоуст: Христианин! Хотя бы ты воздерживался от пищи и вместо ложа спал на земле; хотя бы даже вкушал пепел и всегда плакал; несмотря на это, ты ничего важного не делаешь, когда не печешься о пользе ближнего.

а) Великие и славные ветхозаветные мужи всего более об этом заботились. Рассмотри со вниманием жизнь их, и ты увидишь, что все они старались только о пользе ближнего, оставляя без внимания свои собственные выгоды, - за что особенно и прославились.

Авраам, например, ради пользы ближнего, отказываясь от собственных выгод, подвергал себя для того различным бедствиям, и молил Бога о людях, совершенно для него чужих.

Моисей, например, много совершил чудес и знамений; но ничто не сделало его так великим, как тот приснопамятный глас, коим он взывал к Богу: аще оставиши им грех их, остави; аще ли же ни, изглади мя из книги Твоея, в нюже вписан есмь.

Подобно им, наконец, и Иосиф, так как заботился о пользе своих братий, то нашел вместе и свою пользу. Ибо когда отец его посылал к братьям, то он не говорил ему: К чему это? Разве ты не знаешь, что они готовы растерзать меня за мои сновидения, что я стал в глазах их преступником за истолкование снов и виновным за любовь твою ко мне? Чего же они со мной не сдедают, когда схватят меня в поле? Иосиф не только не сказал, но и не подумал даже ничего подобного, поставляя услугу братьям выше своей безопасности. Не велики ли все эти поступки?

Вот почему прославились эти святые мужи! Напротив, какой вред понесли те, кои заботились единственно о своих выгодах!

Но дела апостола Павла еще превосходнее. Все поименованные праведники, пренебрегавшие собственными выгодами, только участвовали в злоключениях вместе с другими; но Павел сделал гораздо больше: он не только страдал вместе с другими, но и решился подвергнуться крайним бедствиям один, дабы других соделать счастливыми. Отказаться же самому от счастья, чтобы страдать с другими, и страдать одному только для блага и безопасности других - не одно и то же. В первом случае хотя и много значит перемена собственного благополучия на злополучие в пользу ближнего, но здесь доставляет некоторое утешение, что имеешь участников в несчастии: а решиться для блага других одному только на все скорби и лишения - это свойственно только душе чрезвычайно мужественной, душе - Павловой. Этого мало: апостол превзошел всех, о коих мы упоминали выше, не только этим, но и другим, еще важнейшим преимуществом. Так, Авраам и другие святые мужи подвергались бедствиям одной настоящей жизни и все решались умереть только временною смертью: напротив, Павел, для спасения других, желал лишиться славы будущей. Я могу представить тебе и третье его преимущество? Какое? То, что многие, хотя и защищали своих ближних от притеснений, но защищали их потому, что они вверены были их смотрению: следовательно, они делали то же, что сделал бы и отец, который должен защищать своего сына, несмотря даже на его порочность и развращение. Между тем Павел желал быть отлученным от насдедия жизни вечной за тех, кои не были вверены его попечению: ибо он послан был к язычникам. Постигаешь ли теперь величие души апостола и высоту его мыслей, превышающую самое небо? Подражайте же ему с ревностью; а если не можешь подражать ему, то подражай, по крайней мере, представленным от нас ветхозаветным праведникам. Ибо и ты тогда только найдешь свою пользу, когда будешь искать пользы ближнего. Если же ты ленишься прилагать попечение о брате, то не забудь, что иначе и спастись не можешь, а потому старайся о нем и о делах его хотя для себя самого.

б) Но ты, может быть, желаешь убедиться в этом примерами, взятыми из круга вещей обыкновенных?

Представь же себе, что загорелся чей-нибудь дом, и соседи, заботясь только о себе самих, вместо того, чтобы поспешить на помощь ближнему, не только не сделали этого, но еще из опасения, чтобы кто-нибудь, в отсутствии их, не произвел у них похищения, запершись, остались бы дома: как бы они были за это наказаны! Огонь, распространившись, сожег бы все их имущество, и они лишились бы своих выгод за то, что не позаботились о выгоде ближнего. Бог, желая соединить между собою всех людей, подчинил все дела наши такой необходимости, что с пользой одного связана польза другого, и этим то поддерживается весь порядок мира.

Так, если бы кормчий, во время бури, презрев безопасность плывущих с ним, начал заботиться о безопасности собственной, то он вдруг погубил бы и себя, и других.

Да и прочие искусства, если бы имели в виду только собственные выгоды, то - ни ваша жизнь, ни даже они сами не могли бы устоять. Поэтому и земледелец не такое сеет количество хлеба, какое было бы достаточно для него только одного, потому что иначе он давно погубил бы и себя и других, но при посеве всегда имеет в виду пользу и людей сторонних.

Также и воин не для того на войне подвергается опасностям, чтобы спасти одного себя, но чтобы доставить безопасность целым обществам.

Подобно и промышленник столько старается добыть товаров, чтобы достало и для него, и для многих других.

Мне скажут: каждый поступает таким образом потому, что имеет в виду свою пользу, а не мою: ведь каждый старается или для денег, или для славы и безопасности, а потому, заботясь о собственных выгодах, он ненамеренно вместе с этим доставляет их и мне. Но то же самое могу сказать и я, и давно желал бы слышать от других; да и слово это составлено мною для того единственно, дабы показать, что ближний твой тогда только находит свою пользу, когда имеет в виду и твою. Люди никогда не стали бы искать выгод ближнего, если бы не были принуждены к тому необходимостью: вот поэтому Бог и устроил все так, что не иначе можно достигнуть своей пользы, как только при посредстве выгод, доставляемых другим. Правда, что и такое уже содействие пользе ближнего будет делом человеколюбия: но к этому должно побуждать нас не одно только человеколюбие, а вместе и желание угодить тем Богу. Ибо кто этого не имеет, тот не только спастись не может, но хотя бы он занимался самым высоким любомудрием и пренебрегал все преходящее, - не будет иметь однако ж никакого дерзновения пред Богом. Из чего это видно? Из следующих слов блаженного Павла: аще раздам вся имения моя, и аще предам тело мое, во еже сожещи е, любве же не имам, никая польза ми есть (1Кор. 13:3). Видишь ли, чего он от нас требует? Хотя бы раздавший свое имение искал не своей пользы, а ближнего: но этого, говорит, недовольно, а желает, чтобы мы поступали в таком случае с искренностью и великим состраданием. Ибо Бог для того и заповедал это, чтобы привесть нас в союз любви. Если же Он в деле человеколюбия требует от нас такой великой меры, а между тем мы не исполняем оного и в меньшей: то чем мы оправдаемся пред Ним?

III. Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, не хотящий ничьей погибели, но желающий всем спастись! Даруй нам любовь к нашим ближним, дабы нам быть истинными учениками Твоими и быть узнанными Тобой на Твоем страшном суде, когда Ты всем милосердым скажешь: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царство от сложения мира.

Мы рекомендуем